Персональный ад: неделя в текстах и недосыпах перед КРИ, минимум сна на КРИ и по приезду два бессонных дня в попытках оседлать зов припяти. И главное — никакого удовлетворения, поскольку план барбаросса не удался.