Эх, как Шутов в дневниках исписался перед уходом в нашу родную!